• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: минувших дней очарованье (список заголовков)
02:40 

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
А я все слежу за тобой. Говорят, ты постригся под мальчика, хотел бы я посмотреть на это... Знаешь, я не движим никакими целями, и уж никакой не любовью, упаси меня (и тебя) от этого кто-нибудь свыше. Навязчивая идея? Маньячный интерес? Какая разница. Ты меня не знаешь, ты это не прочтешь. Зато кто-то, знающий нас обоих, прочтет и узнает. Ни одним человеком больше. Я предвижу, чем может обернуться твоя судьба, но - пусть все обойдется с меньшими потерями для тебя. Пять лет идти по такому сложному пути, не сворачивая - памятник тебе из тех, кого я знаю, ставить надо.
Насколько велик наш город, что можно не пересечься ни разу за полтора года, обретаясь по соседству. И насколько он катастрофически мал, что можно столкнуться лицом к лицу с тем, кого совершенно не ждал увидеть.
С прошедшим ДР, человек из прошлого. Искренне желаю, чтобы твой Лис не проебал тебя так, как это сделал мой бывший. Будь счастлив.

@темы: минувших дней очарованье

23:47 

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Это так странно: вот был человек, и мог ты ему доверить все, что угодно, и позвонить в любое время, и знал все-все-все о нем, где он, как он, что сейчас делает, вплоть до мельчайших подробностей, до того, какой сейчас чай заваривает, какого цвета у него носки и с кем он переписывается. А теперь ты узнаёшь об этом человеке, спрашивая по телефону у подруги: "он в сети"? Потому что вы друг друга из аськи удалили. И что бы ни прозвучало в ответ, "да" или "нет", ты все равно пытаешься представить, чем он сейчас занимается, о чем думает и что чувствует. Ты даже можешь, в принципе, набрать его номер и нажать на вызов - но между вами словно нить обрезало серебряной гильотиной, и так, как раньше, этой непринужденности и естественности, уже никогда не будет. Конечно, тебе ничего не стоит уломать его на встречу, но ты же так не любишь фальшиво улыбаться, в то время как хочется "обнять и плакать". Ты знаешь, что он отстранит твои объятия, что больше не возьмет за руку. Что прав на него у тебя больше нет. Можешь сколько угодно приводить свои неопровержимые доводы, тыкать ему в лицо его же обещаниями про "вместе навсегда", да хоть вся планета в один голос скажет, что вы созданы друг для друга, он-то так никогда уже не сочтет. Можешь сколько угодно плакаться в жилетку друзьям, изрисовать весь асфальт под окнами его общаги или факультета, взывать к небесам, плакать в подушку. Можешь ведь. Но ты этого уже который месяц не делаешь, и счастлив, держа совершенно другого человека за руку, стихи ему посвящая даже, хоть и зарекался. Однако, все еще не избавишься от привычки заходить на его страницу в контакте. И знаешь, что он заглядывает на твою тоже. Смотрит твои фото. Читает твой дайри - ты знаешь это из статистики. Поэтому ты не можешь быть здесь искренним и писать все, что заблагорассудится, прямым текстом. И ты готов под каждым постом, где хоть едва уловимый намек о нем, подписываться горько, отчаянно и полозковски: "как здорово, что ты сидишь сейчас у экрана, и думаешь, что читаешь не про себя".



@темы: минувших дней очарованье

01:33 

Дана Рэтски - 2!

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.

HELL OVER ME!!! I MADE IT!!! \в кои-то веки Дана пишет продолжение к своему стиху\


А знаешь, Дана Рэтски курит, и пьет абсент, глуша тоску, и левый глаз ужасно щурит, и
впору дуло бы к виску. Сказала, впасть мечтает в кому и зареклась писать стихи. Возлюбленный
ушел к другому. Четвертовать бы за грехи!


А знаешь, парень ее, Добу, сдал математику на пять – его ругали мы, еще бы он
смог не на отлично сдать.Они общаются? Да редко, причем инициатор - он. А после
Дана с сигареткой в зубах выходит на балкон.


А знаешь, им сулили свадьбу, детей двоих-троих- не суть. А знаешь, взять да
написать бы в какой-нибудь небесный суд: кто прав, кто виноват, что делать – любви
такой наперечёт. Но на воротах белым мелом начертано: переучёт.


А знаешь, скоро снег растает, придет зеленая весна – и ласточек шальная стая смахнет
с ресниц остатки сна. И там, где льдышка вместо сердца, о вечере дождливом том –
раздастся скрипом старой дверцы в груди у Добу странный стон.


А знаешь, был тут ливень странный, как кара высшая с небес…и расцвела гроза для Даны, открыв
ей путь в страну чудес. Она меняется. Счастливой недавно видели её! Смотри, над городом дождливым - две ласточки
летят вдвоем…


Пускай в неведеньи блаженном она останется своем.




@музыка: Бейонс оО"""""

@настроение: нееееверояяяяятно но fuck!

@темы: тварьемое, но, может, тебя и на свете нету, минувших дней очарованье

20:45 

ars longa, vita brevis~

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Сегодня в Белом зале Политеха на музыкальной паре слушали симфонический оркестр СПБ... Не ожидал, что мелодия бетховеновского "Кориолана" так увлечет меня за собой. Три торжественно-тревожных аккорда, переливы, раскаты, водовороты нот, стремительные взлеты и падения - в точности отражающие мою одноименную теорию. А я думал, что не люблю классическую музыку. "Сад чудес" и "Ресторанчик в Булонском лесу" Равелли не тронули настолько, все-таки мне по душе истории о людях, нежели пейзажные зарисовки и пьяное томное гудение тромбона...
А еще одна из скрипачек была так похожа на Маркуса, что я не отрываясь смотрел на нее все время, пока она играла. Возможно, мой пристальный взгляд сбил ее, и от этого она стушевалась, сфальшивила, но что мне было до этого. Такое яркое воспоминание о прошлом. Такое светлое.

Неистово хочу на концерт Хелависы или Люмена, а еще на Полозкову мою несравненную, но денег на билеты у меня нет, да и слишком поздно они начинаются - мне в это время положено быть дома, а маме мягко говоря по фигу, что я таю от их творчества, душа поёт. Но на стихи Серебряного века в том же Белом зале я постараюсь явиться, ибо начало в семь и билет халявный.

А еще я хочу съездить в Эрарту. Вот. И поеду, едва спадут эти ужасные сретенские морозы. Черт, я дико жалею, что по причине младости своей не мог туда 14-го приехать, один конь с вечера знакомств чего стоит, аххаха!!! А вы бы пошли с вот такой девушкой на свидание?


@музыка: искусство

@темы: минувших дней очарованье, лол, голубые мечты, теория взлетов-падений

19:00 

весна

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
а еще мне снился Маркус, и мир пахнет весной, что бы это ни значило.

@темы: ладно,давай не о смысле жизни,больше вообще ни о чем таком, минувших дней очарованье

03:02 

набросок

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
может, когда-то переродится в нечто большее, чем просто четверостишие.

*
Ты трус, и ты вечно бежишь в кусты,
А славишь себя героем.
Не жалко сжигать за собой мосты,
которые сам не строил.

@темы: айсберг, минувших дней очарованье, тварьемое

00:25 

Лизе.

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Мы с ней не были особо близки никогда, с этой моей бывшей одноклассницей, но что-то в ней есть неуловимое лично для меня, раз о ней пишется. В метро написалось очень давно еще.

*
А знаешь, я почему-то помню
тот исцарапанный подоконник,
твой серый плеер в моей ладони

и песни – к счастью – не про любовь.

В тетрадке мятой прекрасный очерк,
и леворукий, но милый почерк
на личной жизни поставит прочерк,

оставив пепел счастливых снов.

Блокнот лиловый, и медный волос,
и озвонченный серьезный голос –
я о тебе написал бы повесть,

если бы чаще гостил настрой.

Вся ты обрывистость чьей-то фразы,
животрепещущая зараза –
ты же людей заражаешь сразу,

воспламеняешь своей искрой.

Экстравертированно и дерзко
штурмуешь жизненный пик отвесный,
да будет каждое слово веско

и пусть никогда не наступит сбой.

Аркаду «будни» пройдешь ты точно,
если расставишь над «и» все точки.
Я остаюсь порожденьем ночи.

Ты оставайся всегда собой.

@темы: Академическая Гимназия, минувших дней очарованье, тварьемое

00:14 

"Он с детства угол рисовал..."

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Был такой мальчик - Гена Кегелес, учился в моей гимназии в незапамятные времена, при самом ее расцвете. Математический гений от природы, привозил из разных стран золотые медали да цветастые дипломы. При этом не кичился своей крутизной, всем охотно помогал, и любил его народ десятками своих юных сердечек. И как-то жарким летом поехал с группой в Грузию на экскурсию, прямо к горной реке Твиберле. Солнце невыносимо палило, ребята взмолили, чтобы учительница принесла им воды, та спустилась с ведром к реке, оступилась, и через секунду ее не стало. Гена бросился на помощь, но увы, смерть и его унесла. Много что было в его память - например, стенд в музее стоит, о котором я на экскурсиях рассказываю. Странная штука жизнь. Недавно наткнулся на его фотографию - стоит с гитарой, улыбчивый, живой такой, на берегу реки. И вдохновилось что-то меня написать. Стиль поперт у Скоренко, знаю - в последнее время Колонелло меня на его окончательно сумел подсадить. Хранительница музея Нина Кировна давно просила меня что-нибудь сочинить, но не было порыва - этот стих, наверное, отошлет в Америку его родителям. Честно говоря, я много стихов, посвященных ему, читал - но сопли про его вечное мужество и отвагу самая настоящая банальщина. И про то, что река злая - ну тоже не комильфо, это просто стихия и не более того. Сажали членов комсомольского кружка, названного именем Кегелеса, за круглый стол и, такое чувство, принуждали писать кипы стихов - вымученных, непорывистых, кривоватых. Хм, надеюсь, мне удалось осветить эту ситуацию в более искреннем ключе.
*
Мальчик играет лихую песню,
речка несет свои воды пресно,
слушать ребятам бы песни вечно,

если б не страсть по глотку воды.

"Утихомирьтесь и не кричите",
- добрая женщина, их учитель,
к речке идет, позабыв защиту,

речка стирает ее следы.

Миг - и гитара летит об землю,
высшие силы, наверное, дремлют,
мальчик стрелою несет спасенье -

речка уносит его с собой.

Все, что являлось когда-то ценным -
продано меньше чем за бесценок,
и воцарилась немая сцена.

В этот момент наступает сбой.

Сбой в мироздании и балансах,
в двух искрометных жизненных танцах,
мнимый роман оборвался стансом -

где же витали глаза Творца?

Время сжигает людей как свечки,
рубит мечами и топит в речках,
только героев увековечит -

так же,
как этого
храбреца.


2011

@настроение: i made it.

@темы: я ебу али бабу, тварьемое, минувших дней очарованье, ин мемориам, Академическая Гимназия

22:22 

девушка в красном

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Мимо плывут люди, люди, люди. Бесконечный людской поток. И все спешат одинаково, хотя у всех появляются такие разные цели при выходе из метро. Это, наверное, похоже на то, как растут внутри одуванчика его пушинки: сначала все - один в один похожи друг на друга, а потом распыляются по всему свету, чтобы раствориться легким дыханием в холодном осеннем ветре, пролиться дождем...

А я стою поодаль, руки в карманы, козырек надвинут на глаза. "Режим ожидания, гыгыгы", - язвит какой-то доходяга-программист. Жаль, мне слишком не до него сейчас, чтобы дать ему в челюсть ногой с разворота, да и место неподходящее. Поэтому пропускаю мимо ушей необидное замечание и устремляю внимание в поток...
Так девушки ждут парней, пытаются выловить взглядом из океана серой массы своего, "единственного, нежного". Так парни ждут девушек...
А я - ни то, ни се. У меня нет парня, но я не одинока, хоть и не целовалась ни разу. Долгая история, но разве важна она? Сейчас, когда я жду тебя...
Жду, когда лестница-чудесница вывезет тебя из недр метро тебя, в этом милом красном зимнем спортивном костюме, черной шапке, таком же шарфе, которым ты укутала поллица. Наверное, опять за спиной будет тот бежевый рюкзак, из которого ты в первую нашу встречу достала бутылку чая с лимоном.

Я так шокирована была, когда тебя увидела. Будучи на грани сна и яви, попала под влияние той чудесной грезы, о которой мечтает каждый любящий на расстоянии и имеющий представление о своей второй половинке лишь по фото... Ведь вы были так неописуемо похожи. Казалось, еще миг - и я, поправ все меры предосторожности, стану пленницей этого миража, и будь что будет! Но хватило секунды, чтобы этот алкоголь развеялся в крови. Ты не можешь быть ею. Хотя бы потому, что Она ненавидит красный цвет так же, как спортивный стиль. Разве что бордовый галстук... но это элемент ее бунтарского стиля. Не более того.
Обычно я всеми ментальными силами призываю старую железяку приезжать быстрее, но в этот раз я молила ее об обратном. Стоять рядом с тобой у двери вагона на Гостинке и молча скользить взглядом... Ты обращала на меня внимания ровно столько, столько и на других пассажиров, да я и не мечтала о большем.
Но вот двери разверзлись и начали выплевывать поток хмурых унылых лиц, до которых мне было до фонаря и лампочки, главное было - не потерять тебя, стоящую первую у входа, в этом ревущем водопаде.

Что ж, сесть рядом с тобой не удалось. Зато удалось ухватиться за поручень рядом. Да, я не прогадала насчет Василеостровской - когда двери открываются везде, кроме первой, кто-то непременно ломится с начала вагона в мою сторону, ну и на этот раз нашлись такие козлы, но я им благодарна, ибо они чуть меня на тебя не уронили.
Ехала и все смотрела на тебя, пока ты предавалась стандартной для обитателей метро полудреме. Смотрела, ни о чем не мечтая, как многие делают. Ноль развратных мыслей, какой уж там переступать запрет. И даже не потому, что ты скорее всего гетеро-ориентации, и даже не потому, что моя - интуит и любую измену просекает в минуту и пресекает... А просто ты - та, которую мне прислала Судьба, чтобы меня подразнить. Ах черт, нам в разные стороны – тебе влево, где-то там живет противный Саша Щербаков, который караулит меня на лестницах в гимназии и предлагает встречаться; а мне направо на геометрию, которая никогда не пригодится в жизни. Слишком она горька. Знаешь, есть такой принцип – параллельных прямых. Которые никогда не пересекутся. Так заведено. Сколько интересных мне людей оказались такими же параллельными – живут, дышат, едят, учатся, ведут блоги, а нас разделяет невидимое, непробиваемое, звуконепроницаемое стекло. И мы с тобой живем по такому же принципу, моя прекрасная леди в красном. Как бы я ни хотела хотя бы слегка дотронуться до твоей руки – увы, это невозможно и ничего мне не даст, кроме ложного ощущения тепла. А до лета следующего года еще так много контрольных, пересадок, пачек чипсов, переписок, звонков, оценок, олимпиад, скандалов и лиц.

Твоя красная куртка терятся в людском потоке, меня кто-то окликает – кажется, одногруппник – я на автомате приветствую его, затем вскользь оборачиваюсь вновь, но даже твои следы уже затоптали сотней других ботинок.
Когда мы встретимся в следующий раз, я осторожно прикреплю аккуратно смятую бумажку с этим рассказом тебе к наплечному рюкзаку, и ты, прочтя его, может, улыбнешься, а может просто скомкаешь и выбросишь. А может, бумажку сорвет с рюкзака чьим-то грубым плечом, она упадет и станет частью слякоти. А может, у самой гимназии на меня упадет сосулька и меня сотрет с лица земли – сколько этих нелепых «может быть», можно сойти с ума.
Я знаю, что ты именно в этот день недели здесь, в то время, когда я чуть запаздываю. Мне не жаль опоздать на ненавистный урок для тебя – ради секунд ложного, мнимого, мало-мальского, но все же ощущения Встречи.
Алые паруса мечты, скрывшиеся за горизонтом – не приближайтесь никогда, это опасно, покажитесь снова, как солнышко из-за туч, и исчезните в туманной дымке рассвета.
*
Наткнувшись эту запись в ящике стола спустя полтора года, Дана не поверила, что это принадлежало ее перу. Уже месяц как ее руку никто не согревал во время сумеречных прогулок, мобильник предательски молчал, плеер избавился от романтических мелодий, а книги – от любовных романов, ее тетрадка со стихами обреталась неизвестно где, номер любимой был благополучно стерт из записной книжки, но временами свербил память, а семейное положение вконтакте сменилось с уверенного «замужем» на такое безысходное «в активном поиске». У Даны было всегда все не как у людей. Замужем она была за девушкой восемнадцати лет, а что же до активного поиска – не вторую половинку она искала, отнюдь, а многое другое: а себя саму, разменянную на мелочи, место где починить сломанный плеер, новый образ, кафе, где варят по-настоящему хороший кофе, теплых людей, источники вдохновения, захватывающую суету, краски жизни, и светлые ощущения, подобные тому, что она испытала при встрече с девушкой в красном.

2009-2011

@темы: минувших дней очарованье, тварьемое

15:24 

Пора перестать мне сниться.

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.

И знаешь что, мой хороший -
Пора перестать мне сниться.
Не будь: ни снежной порошей
На темных моих ресницах,

Ни песнею задушевной,
Ни выцветшими стихами -
Ты новую память сшей мне,
Ведь эта не утихает,

Не будь - ни грядущим счастьем,
Ни настоящим даже,
Ни неотделимой частью,
Не будь ни на грош мне важен.

Ни вмятинкой на подушке
Так близко и так далече.
Не снись мне, не мучь, не слушай,
И время меня излечит.

Пусть высшие силы дремлют
И солнце из туч не светит -
Но, взглядом окинув Землю,
Оно за меня ответит.

Пусть с силой тебя пронижет
- не стану давить на жалость -
Последнее из пожалуйст.
Пожалуйста,
уходи же.

@темы: тварьемое, минувших дней очарованье

23:10 

хуйхуйхуй

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.

Из недр компьютера. Помнится, сочинилось, когда мы с ней в прах переругались из-за ее молчания ("аниме смотрела с включенной аськой четыре часа а я не знал что и делать, а звонить боялся, идиот"). На том самом балконе, в тот самый день, когда эти чертовы матрасы загорелись.
Скорее, чисто для себя. Лучше не читайте этот ужас. (написано в 14 лет ==)


*
Не нравится не читай,
я же не заставляю,
я буду тихо пить чай,
курить в сторонке до конца мая.
Колоться, колеса в рот,
на рельсы метро кидаться,

я – противный неврот,
которому в мартобре надцать.

Анализ поэтики Достоевского, Бахтин эпический…
О, Господи боже, как же это невротебически!
Иногда хочется на все насрать с ванильного облака,
послать нах, сладострастно, но в горле ком.

Мне так не хватает простой человечьей ласки,
близкая далеко, близкие далеки,
я будто в Льюиса Кэрролла третьей кошмарной сказке.
Я вторая Алиса, которой ум за разум.
С самим Всевышним живу наперегонки,
и мартовский кролик в стенку стучит указкой.

Моя жизнь – промокашка,
продукт мутации,
не стало кашки, пришлось кушать какашки
после тринадцати.
Мы вроде вдвоем,
и никто не круче.
На всех забьем,
но мы с тобой обе в навозной куче.
Мучаемся, выбираемся, захлебываемся в говне.

А я стихи, бред пишу,
не запретите – я же вас оглушу, задушу,
заморочу
безобразным кружевом строчек,
чтобы вы однажды вспомнили обо мне.

Я птица в клетке,
которую порвали надвое,
поставив шрамом Черную Метку.
И все это надо мне?
Страдать,
о железные прутья биться,
проклинать
и вечно куда-то торопиться.

Стоит в уголке ангел надежды,
рвет на себе свои одежды.
А я не надеюсь, я разучилась,
я лекарь, которого врачевать не научили
– ему дали травы,
которые он превратит в отраву.

А мне на ум больной сказка стелется,
авось да что-нибудь переменится.
Плывем мы по небу, гребем крыльями-веслами.
Плывем мы за счастьем, а не за звездами.
Плывем одной птицей, порванной надвое.
Друг друга не видим за черным облаком.
Тремолом сигналы не подаем.
Просто "мы с тобой" это слишком дорого.
Собирали фреску – не соберем.

Так и будем плыть, в бесконечность,
и грести без сил золотыми веслами.
Но никто не подскажет, что вышли в вечность,
и мы не заметим, что стали взрослыми.

Я схожу с ума. Я схожу с ума.
Мне нужна она, мне нужна она.
Ой, стоп – кадр,
я с этого места – плагиатор,
стихи извратились
мозги переворотились выворотились
не возвратились.

Мне спать пора, воспитатели гонят,
махаясь плетками,
а девочки в комнате жрут селедку.
Мой стих непонят.

Не хочу любить. Не хочу помнить.
Хочу забыть ее внешность и несложный номер.
Хочу уйти подальше и забыться,
адреналина раш напиться.
Парню и девушке – зеленый свет
на светофоре, которого нет,
а мы – запретная парочка, грязные танцы,
в переходах так и не выстроенных подземных станций.

@темы: тварьемое, минувших дней очарованье

03:08 

какого хрена

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
"Страна Чудес без тормозов и Конец Света". Мураками-сама, Вы поразительно точно и ёмко охарактеризовали наши отношения - одним лишь названием своей книги...

Сегодня ровно месяц, как... "только горсточка сожалений, все закончилось, свет погас".

Это уже не всемирный потоп с уклоном в суицид.
Это...хуже.

Когда человек, который полюбил тебя за то, что ты спас его от всего черного и злого тогдашнего мира,
вдруг отвернулся и стал плакаться в жилетку твоим врагам, тем, к которым даже не подпускал тебя близко.
Когда для этого человека ты был всем, и резко обесценился в его глазах невесть по какой причине.

Интересно, почему примерно человек так ~дцать переменили свое мнение о ней в худшую сторону после, заметьте, пары сухих безэмоциональных фраз? Почему ее сторону держат только пара людей, и столько же - нейтралитет? Что-то это да должно значить, нэ?

Странные физические ощущения в районе сердца - то слегка холодит, как ментолом, то словно щекочется что-то там, примерно как рана затягивается. Хорошо бы, если это было так. Но каждая секунда этого вечера - острая крупинка едкой соли. Не сыпь мне соль на рану... Ахаха... А ей, представьте себе, ОДИНОКО. И она рыдает по аське в жилетку Хену. Какого, спрашивается, хрена? Я решительно отказываюсь понимать все это.

помнится демотиватор: "лера какого хера". так и хочется в лицо выорать: "туя какого хуя"

В последнее время мое окружение, активно вытаскивающее меня из состояния депрессивного хикикомори, - почти все бывшие поклонники, которым я всем когда-то поотказывал.



Скорее бы уже суббота.

@музыка: Эпидемия

@настроение: ._.

@темы: айсберг, жизнь - такая штука: вроде затрахала, а не удовлетворяет, как много чудных откровений, минувших дней очарованье, те, с которыми хорошо *___*

03:42 

lock Доступ к записи ограничен

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:22 

свобода

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Она птица-феникс и только сейчас воскресла: она и представить этого не могла, что её крыльям было с тобою тесно. В мыслях освободилось так много места. И это при том, что она ничего не жгла.

Ни переписок, ни разводных мостов. Спросишь, что делать с прахом её любви? Ты про тетрадь стихов, что под сто листов? С барской руки ставь сто больших крестов, делай что хочешь, словом – живи. Живи.

Живи полной жизнью, дыши полной грудью, ну же. Ее зеленый цветочек больше не загорится. Больше не будет ласковых слов на ушко, денег на телефон, сладостей под подушкой. Курсовиков готовых листов на тридцать.

Спи-засыпай, снов тебе самых славных. Ей не найти лазейки в такие сны. Чуть не забыл о завещаньи главном: не выходи из комнаты и покрывайся славой. Не просыпайся минимум до весны.

Ее совсем скоро выпишут с операции. Все с ней будет в порядке, благо найдутся люди, на чье плечо можно бы опираться. Она осознает то, что за айсберг драться - больше не будет. Хуже уже не будет.

Ты можешь найти ее очень и очень просто. Двери открыты, обувь оставь у входа. В этом мирке нет смысла казаться взрослым, нет смысла судить по росту. Этому миру имя дано – Свобода.

22.01.11.

@настроение: [Good bye, my Love, good bye]

@темы: тварьемое, минувших дней очарованье, айсберг

01:39 

По многочисленным просьбам желающих...*)

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Лис, это все посвящается тебе, ага. Интересно, что у тебя сейчас делает 96-листовая тетрадь с сотнями моих стихов на одну и ту же тему?...
Почти всё это было написано до нашей встречи. Мечты, которые даже не снились мне... Хотя если считать полгода отношений вживую сном, безумно красивым но безжалостно коротким - то снились. И я бы многое отдал, чтобы вернуть этот сон или продолжить.
Что ж, дорогие, выставляю небольшую подборку на ваш справедливый суд)

*
В аудитории сидим, и чей-то дребезжащий голос вокруг витает, словно дым, ты с кофты мне снимаешь волос. Полулежу в твоих руках - благослови Господь камчатку. Смотрю, на скатерти камчатной расплылся чай как облака.

Мы непослушные как черти, чаевничаем, полуспим, в ушах "Письмо в пустом конверте", а в пальцы бы сигару-слим, но мы не курим. Мы и так пьяны друг другом, как ликером. Он сладко-экстремален, как... бежать на красный светофора. Ликерный поцелуй так жгуч, как порка плети дьяволицы, последнего письма сургуч, и мой тюльпан в твоей петлице. "Люблю", ты шепчешь в ушко мне, игриво зубками кусая, а я - три пишем, два в уме, увы, парабола косая.

Там, на доске, дремучий лес многоэтажных вычислений. Побрал бы их неладный бес... Кладешь ладонь мне на колени. Свою я осторожно сверху кладу, целуя робко в щечку, а ты мне: "Что за неумеха! Даже целуешься неточно", - с улыбкой говоришь и так мной упиваешься безумно, что чашки с плоскости стола летят, гремя, в подстольный сумрак, и это слышно в тишине отчетливо и очень резко, и даже показалось мне, что покраснели занавески.

И снова двое учениц сидят смиреннейше за партой, дебют своих нескромных партий скрывая в шорохе страниц...


*

Вот я курю и куришь ты, себя порвав на лоскуты, и звезды августовски-мимо летят из черной пустоты чрез кольца огненного дыма не мне и не тебе в бокал, и не в зрачки тебе и мне, а попадают в облака, что на картине на стене; седьмое небо в белых-белых и перистых, как взмахи крыл, и чистых, как рисунок мелом, кто по сей день ребенком был. Вершатся браки, знаю, там. И души Господом хранимы. Не лишним это было б нам, но замечталась я, увы; ведь с небесами я на Вы. Нас обручат лишь кольца дыма...

*


Написать вроде ты меня попросила, пару строк в работу карандашу:
«Чем живешь, откуда черпаешь силы?»
Делать нечего, вечером напишу. Чем живу? Да села. Не в тюрьму - на диету. Завтраки и твой фирменный суп с котом:

- Ну когда же пришлёшь?
- Потом!

От него нервы жгучим скручивает жгутом. Рецидивит старый недуг поэта, я рифмую это, и то, и сё, путаю Есенина и Басё.
А тебе, по-видимому, фиолетово. Мне становится оранжево вдруг на всё. Кто из нас первей себя почувствует наглецом, кто первей плеснет холодной воды в лицо?

Мне пятнадцать, из меня приличненький капитан, резв, нетрезв, и слегка оттебязависим.
Он не видит, та ты или не та, между строк пожелтелых писем.


*

Знала б ты, что за дума горькая аж дерет меня до кости: я продумываю детали нашей встречи до тон-кос-ти, как любовницу пуховую истерзаю в последний раз, и расстанусь, как только встану, с сердца вон и долою с глаз; улыбнуться кому первее: солнцу утра? Твоим глазам? С правой встать ноги или с левой? Брать ли зонтик – а вдруг гроза? Что одеть? Пуританский свитер, или сразу монашкой стать? Может, вырядиться невинным ангелочком тебе под стать? Ангелочки в бантах и носят все на пуговичках смешных. Если я обойдусь без этого, точно буду невинней их. Брать ли сумку, ключи, мобильник? Потеряю же все равно. Потеряюсь сама навеки и себя не найду в кино - в том, в котором мы будем это, то, и, наверно, сё. Мне чего-то вдруг в дрожь бросается. Так волнительно это всё! Мне и хочется, мне и колется, мне и мамочка не велит. Может взять и сбежать со встречи, и солгать, что башка болит? Может, в речку? В пожар? Об стену? Из окна? Под машину? Нож?
Все равно ты меня поймаешь возле пропасти и вернешь.


*

Плачет ночью в подушку пресно: ею познана жизни соль,
Ощущает себя невестой, неудавшаяся Ассоль,
Не вздыхает уже по принцам, да и алый уже не в моде,
Вечно дергается и злится, когда речь зайдет о погоде,
Крыс разводит, разводит сырость похоронных чужих процессий.
Что ей бороды и усы, раз полюбила она принцессу…


*

Мама мне сказала: ты красавица,
Умница и девушка на выданье.
Как сказать, что мне другая нравится,
Та, что я сама еще не видела?

Мама говорила: будут мальчики,
Ты целуйся с тем, кто повиднее,
Лучше б ты была не мать, а мачеха,
Не было б так горько перед нею.

Мама, я люблю тебя и жизнь,
Вкусную еду, кровать, свободу.
Только свою душу обнажить
Не могу тебе уже два года.

Мама! Говорила – я отличница,
И стремись взлететь на небо звездочкой.
Но стремлюсь я к нежным неприличностям,
Первым поцелуям, первой розочке.

Мама, я влюбилась без условностей,
Вне закона «рака на безрыбье»,
Отречешься от меня при новости,
Что я с ней однажды ночью выпью.

Мама, мне пора бежать, опаздываю,
Ей сюрпризом стать в аэропорте.
Ты прости, прости за эти фразы, но
Ухожу. Твоя nature morte.


*

Помнишь, как это – мы лежим на кровати, пьяные от любви, праздника и вина. Ветер-развратник заглядывает в халаты и холодит, чаша слов испита до дна. Снова по разные стороны телефона мы пропадаем в сутолоке помех. Пью черный чай твоих глаз, ты – моих зеленых, хочется гладить твой чернобурый мех.
Помнишь, как это – слезы и боль и горе, мне не хватило балла до призовых, ты меня в трубку пытаешься успокоить, тучи над головой сильнее всех грозовых. Ты забиваешь на минус на телефоне, ты говоришь – "чуть-чуть до конца зимы, к черту победы, историю и дипломы; помни,что я с тобой и главное – это мы".
Помнишь, как ты хотела наверно сладкого, мангу читать, смотреть яой, рисовать, а я, вечный пленник олимпиад этих, нагло строчила тебе вопросы едва-едва. И ты терпела всю беспардонность просьбы – (ноги на шею свесила и вперед) – нежно ругалась: «где тебя черти носят, просто скучаю, а прочее nearbird»
Помнишь, как я жгла матрасы, и ветки туи жадно жевала, как дикий голодный зверь – ты, пленник своей айсберговой натуры, мне говорила – холодности не верь, я наступала смело на те же грабли, я продолжала в ночи маяком гореть, я разбивалась левшой на твоем парате – ибо ты мне ответила в памятном январе.
Помнишь, как я уткнувшись в твои колени, просто сидела рядом разбитой в хлам, и проводила глупые параллели, ты же со мной делила всё пополам. Как я ждала июльского солнцепека, как на счет три с тобой прогоняла грусть. Господи, Боже, осталось совсем немного. Господи, кто бы знал, как же я боюсь…


*

Знаешь, мы так прекрасно с тобою ладим, мы породнились и стали совсем семьей, только с деньгами по-прежнему все накладно, и мы не будем сидеть за одной скамьей. Это, наверно, честно - двумя годами мы заплатили за месяц в одной постели, надеюсь, ты не жалеешь, что мы страдали, но получили все, что давно хотели? Утром, родная, пахнешь по-детски мило: страстью остывшей с тепленьким молочком, это в тебе я особенно полюбила, и как обняв подушку лежишь ничком. Переживу трясущиеся маршрутки, только б прижаться снова к твоей груди, остаться с тобой еще на одну минутку, и чтобы ты запретила мне уходить.


*

С неба синего белым снегом мне на рыжую прядь волос – задохнувшуюся от бега кто же, если не Бог донес в самолете, в потертых брюках, в легкой грусти, в мою ладонь, ветер дует сегодня с юга, сколько времени утекло – помнишь, возглас немой восторга, напечатанный на лету, тонкий вкус твоего востока в иссушенном желаньем рту; ну, автобус, давай-ка резче, распахни же ворота в рай сладковатых земных наречий, иль молчанию: выбирай.
Твой единственный человечек ждет тебя здесь еще с утра.


*

Есть в тебе две сущности, ангел с бесом – первая для нежности неземной, а второй лишь в койке бы куролесить, радует, что хотя б со мной; первая – сама женственность, ледоставы, под которыми нежно река течет, от второй я приятно порой устану, хоть она тут, в общем-то, ни при чем; озверев, я так её загоняю, что брейкданс танцуют святые мощи, и она не без вздоха, но извиняет экспонат из секции безотцовщин: «Начала за здравие, ох, пройдоха, будь добра, прикончи за упокой, у меня в запасе нету и полувздоха преклониться перед твоей рукой».

Но у меня, кроме руки, есть кредо: опережать все шага на два-на три, все мои тыквы – будущие кареты, я же распутница с путаницей внутри. Мы лежим обнявшись в костюмах Евы, две навскидку девочки-старшеклассницы, но, конечно, богини и королевы, наши души так-по кошачьи ластятся. И меня на части рвет ностальгия по твоим губам цвета чайной розы, мне ж сам Бог шептал: сбереги их, я стихию ту яро комкаю в прозу, безысходность мне выжигает жилы, и меня хватает лишь на «прости», ты смеешься: «мы же остались живы», утром становишься розой в моей горсти.

Ангел утешает, приносит кофе в теплую, растерзанную постель. Да здесь ночью пародия на Голгофу. Только мне нельзя быть не на кресте.


*

Это я в интернете такая смелая, в жизни кусты и окопы мой дом родной, это сейчас я алая роза, ты же окрасишь в белый, ох и намучаешься, милая, ты со мной; простужусь, чтоб не чувствовать аромата, мне доверят лямки твои тяжкие рюкзаки, титулую правыми виноватых, чтобы только не касаться твоей руки. Ты не знаешь, милая, предысторий, как твое лицо гладил мой курсор, берега мои вымыты твоим морем, как ты закрывала мне весь обзор, почему никто мне не выкрикнул – не смотри, ты мне щеки красишь как киноварью, легковозбудимая просто тварь я, по-мужчиньи вспыхивает внутри; лучше жалеть о выполненной попытке, хоть ты, знаю, зарежешь и без ножа, в море твоей любви, как мазохист на пытку, только прошу, не дай же мне убежать.

@настроение: оххх не спрашивайте

@темы: как много чудных откровений, лисик, минувших дней очарованье, тварьемое, теплое

21:35 

Only for M.K.

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
между этими стихами двухгодичная разница. Нет, они посвящены не Лису. А кому-то, кто, может, и не сыграл такой роли в моей жизни - но оставил негасимые воспоминания.

Разметались слова по ветру,
И застило глаза на миг.
Приложил каленую метку
Мне на память безмолвный лик.

Солнце треснуло и упало,
Расколовшись, брызнуло кровью
И лицо помертвелым стало
Под влиянием нелюбови.

Отвернулась, тряхнув косою,
Ослепила в последний раз,
Сокрушила остатки воли
И рассыпалась в звоне страз.

*

Ты счастье ли обретешь,
Останешься ли один -
Я рядом. То снег, то дождь,
То солнце, то блик из льдин.

За зло или за добро
Придется тебе гореть -
Пусть счастье высоких проб
Тебя не оставит впредь.

И даже поменьше будь
Колдуний в моём роду -
В далеком когда-нибудь
Я в жизнь твою вновь войду.


Спасибо, Нира, что делаешь этого человека истинно счастливым. Вы были и останетесь для меня идеалом отношений, несмотря ни на что. Пусть у вас всегда все будет хорошо, и искра меж вами не угаснет.

@настроение: Я вас любил...так искренне, так нежно, как дал вам Бог любимой быть другой.

@темы: Академическая Гимназия, минувших дней очарованье, тварьемое

ее волосы пахнут пачулями и больницей с сотворения мира и до сих пор.

главная