Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных







URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
05:47 

Сны, смываемые сахаром.

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
А он снится - как раз тогда, когда вспоминать его не остается причин.
Снился в поезде Москва-Петербург, снился в той квартире с ковром на стене, где умер ветеран и фотографии сушатся у лампы, снилось то, как мы с ним делаем детей в греческом отеле и вот - опять. Снилось, как он говорит, что скоро будет, а я заказываю самый дорогой номер в гостинице и на мне какое-то безумно красивое платье. Потом я просыпаюсь с похмелья и вот, сижу, архыз попиваю.
А в жизни я переписываюсь с его любовницей, например. И она знает, что было между нами, и я знаю, что она с ним делает, но мы категорично об этом молчим. Как будто я не понимаю, что, когда один прикрепляет к каждой записи на стене песни какого-то человека (не Бэллами или Высоцкого, а все-таки ближе к народу, современника), на протяжении такого времени, а также подписывается под каждым его словом и обращеним, это не просто так.
А ему уже ничего не объяснишь, что я действительно молчала, а слухи были, есть и будут всегда.
Ну, ничего не попишешь уже. Если бы не человек с говорящей фамилией, я бы игнорировала фразы а-ля "Береги себя".
А на концерт я все равно схожу. Если, конечно, у меня не найдется достойной альтернативы.
Нет, не грустно. Нет, не люблю. Нет, не пошла в Библиотеку. Потому что мы были там вместе на открытии. Нет, в следующий раз я обязательно приду с приличным резервом настроения, чтобы уйти оттуда. Нет, я не боюсь по Лиговскому гулять и у решетки в арке стоять тоже не боюсь, и зайти туда тоже не могу и не буду.
А телефон, где хранился номер той квартиры, я подарила наркоману за 2 грамма кое-чего не для себя, а он его разъебал. Ну и дела.

05:31 

Для.

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.

Точка превращается в запятую.
Просто вот не будет больше "не говори, пожалуйста, о прошедшем", "последнего поезда", "тебявмоюжизньвмешательства" и прочей ванильной херни. Просто потому, что не будет. Я не буду писать о любви, потому что не возьму на себя смелость говорить кому-то "я люблю тебя" - после того, как я сказала и все испортила, сказала один раз в жизни по-настоящему и сама поломала то, что построила год назад. (Кстати, 27 февраля надо будет отметить, потому что. Просто потому что). Или я в анабиозе, или я действительно повзрослела и касательно отношений мое ISO 200 вскочило до ISO 400? Не знаю, знать не хочу, из хаты-с-краю рассветы красивее, не правда ли?
А ведь тебе стоило просто подержать пепельницу, пока я курила, и мне уже захотелось пригласить тебя на танец.

Я еще раз хочу поцеловать тебя. И еще много-много раз. Через платок, мысленно, поэзией в поэзию. Отчетливо зная, что у нас не было, нет и не будет будущего.
Впервые читать на одной сцене друг другу, впервые держаться за руки в незнакомом городке, впервые снег в лицо и песни ни для кого в ушах, а просто песни, просто песни, кроме L'Assasymphonie и "Вы ненавидите меня так страстно, в полшаге стоя от любви" Канцлера Ги.

Нормальные люди на нашем месте давно бы уже занялись сексом. Но мы ебем друг другу мозги и умудряемся получать от этого удовольствие, кто бы знал.



17:53 

БП.

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Я стала представителем Петербурга на всероссийском шоу видеопоэзии "Бабушка Пушкина".
vk.com/babushkapushkina - здесь можно смотреть выпуски, например, и даже голосовать за того, кто понравится. Очень здорово, скажу я вам.
Вот она я, на раунде "Чистосердечное признание" по каналу Москва24 =)


@темы: чем бы дитя не тешилось, лишь бы не руками

14:06 

Не водите любимых людей в Булгаковский дом.

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Я не совсем понимаю, что происходит.
Как будто я заснула где-то в августе, а проснулась героем чьей-то книги, прочитанной примерно до середины, и не вижу, сколько в этой книге листов, и протагонист я или вторая роль - не знаю, не вижу тоже.
Целыми днями хочется спать, а ночами включается недреманное око, точнее, целых два или три. Бабушка умирает в соседней комнате. Постоянно лает пес, раздаются непонятные стуки по утрам в дверь, за которой никого нет.
А еще те московские кошмары, где инвалид с руками утопленника в порезах отбрасывает костыли и бросает меня под колеса лендровера и орет "Дави, дави!" Они отняли у меня что-то. Что-то во мне закончилось, ах, если бы кого-то это еще волновало и впрямь.
Кто проснется во мне через день, через год? Кто через минуту во мне заснет?
Кто проснется рядом со мной?
...Наверное, стоит обратиться к корням. Здесь будет пять кадров. Кадр первый: как три года назад я, совсем безвестная и бессовестная, с еще длинными волосами, поехала покорять Москву и выступала с другими людьми в Булгаковском доме, и мои кумиры, у которых было по 2000 подписчиков, а у меня не было и группы, улыбались мне и говорили, что, мол, хороши твои стихи, и есть куда расти. Кадр второй: в Сапсане затекают конечности, пока я читаю "Уроки молчания" Екатерины Келлер и учусь молчать, и это умение пригодится мне в последующие 4 дня невстреч с моим Первым, Неповторимым, Единственным, называвшим меня не иначе, как "душа моя" в лучших древнерусских традициях и оставившим после себя гребенщиковскую древнерусскую тоску. На пятый день мы видимся - тайно, это кофе в том же Булгаковском доме - не стоило ходить с ним туда. Кадр третий: меня зовут на кастинг шоу, о удивление - офис располагается напротив Булгаковского дома. Непонятно, продолжаемся ли мы или уже закончились. Кадр четвертый: я читаю "Мастера и Маргариту" в поезде, уже когда все закончилось, уже плывущая по реке, брошенная в эту реку Им в день Семьи, Любви и Верности. Дурацкий оксюморон. Кто, если не Воланд, счел нужным забрать Его у меня? Кадр пятый: или двадцать пятый, это неважно, я выхожу из офиса, каждый раз думая, что это - последний. Кругом смог и мгла, но я смогла, в очередной раз смогла, закуриваю (а ведь с ним мне удалось бросить) - и думаю, КОГДА ВСЕ УСПЕЛО ЗАЙТИ ТАК ДАЛЕКО?
Главное, оставаться людьми. Что бы ни случилось. Конечно, легко это говорить, когда ты первая в рейтинге, скажет кто-то. Это оказалось сложнее, чем я думала...







@темы: я ебу али бабу, поговорим о жопе

20:20 

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Ты обязательно станешь самым лучшим, Ками.
Ты издашь эту книгу. Выпустишь этот альбом. Приобретешь уважение в глазах родителей. Дашь концерты. И вероятно, твоя личная жизнь круто поменяется.

20:38 

Революция в пределах одной души.

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Я думал, что я Хатико. Но, видимо, Хатико из меня - Хуятико. Потому что как только месяц нашей разлуки достигает дедлайна, перед самой встречей на меня нападает симпатия к кому-то. Практически неодолимая. Так было с Р. в прошлом месяце (но я ничего не допустил, ибо понял, что мне просто нравится с ним разговаривать о музыке), сейчас это с N - и это полный пиздец. Мне никогда не нравились идеальные красавцы, я влюблялся в улыбки, ту самую жесткую поставленную нотку в голосе, неокариесованные зубы, и глаза... и рыбьи хвостики во время смеха. Сейчас я проверяю, не появился ли он в сети. Проверяю с сегодняшнего утра. Уже должен вернуться домой, но вдруг его утащила гулять Х. Как мне нравится ее выбешивать, идя совсем рядом с ним во главе тусы, возвращающейся с концерта. Х идет сзади, пряча под очками плохо скрываемую злость, а потом я своим милым враньем умудряюсь сделать так, что она еще и платит за мои продукты, пока я тайком обнимаю ее парня. А все еще тогда заискрилось, когда в арт-салоне выступали вместе. И я сволочь, я его выступления не дождался, ибо мне стало плохо и я ушел есть. А посмотреть было на что. Хорошо что будет видео. Он облил краской одну из старых пёзд во время перфоманса. На месте старой пизды я бы не обиделся. Благо, у меня теперь есть стиралка. Тогда еще я подумал, что его рубашка мне очень нравится и я хотел бы его обнять, но мне позвонил любимый и начал ругать, чтоб я сдавал сессию. Он как чувствует. Вот и вчера у нас был разговор с Ним, по поводу наших четырехмесячных отношений, мое "А как бы ты отнесся к моим отношениям в своем городе с кем-то?" и его "А он у тебя есть?". С одной стороны, я всего лишь его любовник, готовый выполнить любые просьбы. У него есть женщина, которую он не особо любит. Но он был с ней до меня, а если я буду с N - это будет уже изменой, наверное. Всегда в любой связи я третий. Тот, который сзади сцепляет руки с тем, у кого уже кто-то есть. От меня не отказываются. От меня невозможно и глупо отказаться. Я - блядь? Возможно. Но секс меня интересует не очень сильно. Точнее, интересует, только с Ним, я хочу его бесконечно, где угодно. Мои эротические фантазии безграничны и подтверждены реальными событиями. Событиями, которых ждать месяц - бессмысленно, беспощадно. Если даже я бы и переспал с N, что для меня плевое дело, какая разница, стихотворно я уже изменил - 6 стихотворений за вечер, и все о нем.. О Любви своей писать не могу, потому что я счастлив - а от счастья не пишется. Но Он волнуется, что я найду кого-то в своем городе, и хотя хорошо скрывает свои чувства, я знаю, что всеми силами попытается отсрочить этот момент. Завтра - пиздец. Завтра N пригласил меня на встречу. По идее, он должен найти бухло, а я - крышу. Но это опасно. Потому что крыша и пьяный Ками - это хуже, чем Джигурда в очереди. Я знаю, чего я хочу. Это будут поцелуи и стихи. И жаркие объятия. Именно на это я и подбрасывал жетон, помимо сессионных и домашних проблем, гадая, что мне сулит орел метрополитена или решка надписи, когда N стоял рядом и явно начинал понимать, почему я не не отвечаю на прощальные объятия ни Сергея, ни Саши, хотя те целуют мне руки за стихи и готовы пасть на колени. В буквальном смысле, потому что один инвалид, а другой пьян. Вчера Сергей напал на меня, а N защитил... Честно, я не ожидал. Хотя в какой-то мере сам спровоцировал драку, однако как же было приятно после этого прижаться к мужчине, который не только языком молоть умеет. Ахахах, вот еще вспомнил. Во время групповой фотографии, он обнял свою девушку, а я вцепился ему в руку. Сзади. В тему той боянистой картинки. Мне страшно. Мне очень страшно, потому что завтра вот эта встреча, а ночью я уезжаю в Его город. И Он меня ждет, и, кажется, по-настоящему любит. Хотя он уже в столице - и не звонит, я весь день сижу безвылазно дома, из-за плохого самочувствия не в силах готовиться к последнему экзамену, сижу и жду, когда N вылезет онлайн или Он соизволит позвонить мне. Я похож на нео-Хюррем, которая была женщиной Султана, имеющего полмира, но при этом влюбившу... ой, ну при этом ей понравился площадной оратор. Я вообще люблю революцию. И сказал при N специально, что не люблю, чтобы поспорить с ним. И сдается мне, что мы ой как не случайно заблудились, когда шли на чтения - потому что он организует это долбаную кучу раз, он стопудово знал дорогу. Неслучаен и блеск его глаз, когда он сказал, что прошляться со мной сорок минут под солнцем было здорово. Я рад. Но я боюсь. Потому что все, кого я поцелую - обречены. Все, кого я хотя бы в мыслях сочту своими. Моими губами целует Смерть, мои стихи - это смертный приговор, вердикт, который не исправишь даже вырубанием чувств под корень. Ванильно и прискорбно, но это так. Я был бы черной невестой, встречался бы с двумя, но Любимый слишком многое для меня сделал, чтобы я мог его предать несмотря на его предательство... В итоге, выговорившись в этом посте в никуда (на это серое кладбище мыслей, где кружат черные птицы, я прихожу только в такие моменты, когда некому) я решил. Решил пойти завтра, что бы там ни случилось, но постараться оттянуть правду. Честно, я хотел, чтобы N мне разонравился своей новой стрижкой. Но когда меня ждут у метро, пока я опаздываю... ах, я просто тащусь от такого джентльменства. Мазафазаджентэльмэээн, да. Мой недавний гимн. А после завтра - ехать, по ходу в ту же квартиру, где мы занимались этим в прошлый раз, и снова - безумный секс, любые Его прихоти и похоти. Уже 20:31, а никто не онлайн и не звонит. Я уже на грани того, чтобы позвонить самому, но боюсь выдать себя. Хотя, мне кажется, вчерашнее выступление, где были стихи, посвященные N, прочитанные при нем и его девушке, но так умело написанные, чтобы не понять о чем - и без того выдало меня с потрохами. Оууу, а еще когда N спросил - "слушай, моя девушка откопала у тебя стих про метро, и увидела там намеки на меня, это правда?" я тааааак идиотски делал тупое лицо и спрашивал "К-какое метро? Ахахахаха ахахахах да у меня половина стихов об этом изобретении человечества", что, по-моему, все было ясно еще тогда. Или когда я сказал, что ненавижу его любовную лирику. Потому что она не мне. Это пока что. Это только пока.
Засим сворачиваюсь, потому что со всех ног метнулся к телефону. А это оказалась какая-то девушка, пригласившая меня на очередную почитушку, чтобы я выступил. От престижного конкурса, но сейчас это не имеет значения. Я чувствую, что если не сумею пережить завтра и послезавтра, больше вообще ничего иметь значения не будет.

00:16 

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
"Ахуй, мои дорогие, это не кошка в тапок насцала. Ахуй - это когда жена вашего любовника находит ваши письма пахнущие духами, а в итоге вы сходитесь на том, что решаете выпить по чашечке покрепче вживую и ты ей говоришь - "ну, он же тебе не изменяет?" а она: "ни в коем случае, я слежу за этим" а ты: "правильно! я верю в его благоразумность", и несмотря на то, что тебя распирает на душераздирающее ха-ха, ты счастлива." (с)

@темы: чем бы дитя не тешилось, лишь бы не руками

16:16 

Мечта.

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
А еще, конечно же, он.
Человек, который буквально вытащил меня за волосы из воды "шедеврального сна". Лучшего избавления, чем это, придумать нельзя было. Я хочу ему написать первым, звонить перед сном, или утром, просто пожелать хорошего дня. Но последнее письмо в ящике третий день как неотвеченно, и я даже догадываюсь, почему, предпочту скрывать эти догадки при себе. Впервые мне захотелось ради кого-то бросить курить. Появилась МЕЧТА. Не слепая марионеточная приворотная нить, а что-то, ради которого хочется держать марку. Я рад, что он считает меня достойным. И бесполезно по стихам вычислить кто это, где живет, чем занимается, сколько лет, есть ли общие знакомые. Не пытайтесь. Может, я его вообще придумал, я же тот еще сказочник с флягой в руке.
Влюбился ли я? Раньше я не задумываясь ответил бы да. Но это не похоже на мои прежние, по-одному-сценарию текущие игры. Бурные стихи, палево, настойчивые трезвоны и обсуждения с подругами - в этом случае мне о нем хочется молчать. И переживать в себе только наши моменты. Надеюсь, и будущие. Единственное, что я могу себе позволить - песни на стену, похожие на тему. Да и то, вдруг кто-то палит мою страницу, она открыта и беззащитна, как русская крестьянка перед немецким недотраханным полком во время войны. Все, что я хочу сейчас - это гарантию хоть какого-то продолжения. Остальное уже не важно. Даже окно девятого этажа, на которое я часами мог смотреть. Вся прошлая любовь из меня улетучилась, как наркотики отпускают. Я рад только одному, что даже тут не скажу, ведь он всегда со мной, где бы я ни находился.
На три дня меня не отпустят. Только на два. А жаль. Вдруг его не окажется и я опять перепутаю электрички. Бог, я знаю, ты есть - пожалуйста, исполни желание человека, который только недавно проснулся.

@темы: но, может, тебя и на свете нету

16:04 

Разбить нельзя склеить?

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Я вернулся. В свой старый дневник, похожий на железный бункер, весь в пожелтевших листкахписанины.
Случилось так много, что впервые я хочу молчать.
Но кое-что в себе держать невозможно. Так, например, я не прощу себе человека, которого я потерялв конце марта прошлого года. Я не думал, что она будет так мне близка. Не понимал, почему она неест животных, например. Спустя какое-то время я сам пришел к вегетарианскому образу жизни - неиз-за роликов с окровавленными скотобойнями, не из-за того, что это "типа модно", не из-за неедаже, нет. Но, может, благодаря этому я лучше ее понял. Да и вообще... в принципе, я о бывшихпарнях, как о ней, не парился никогда. Даже об Арчете, о котором, упоровшись кислотой, нес ейрифмованный бред в трубку, а она терпеливо слушала и я был за это ей жутко благодарен. Арчета яотпустил сам. Вырос из него, как из любимой, но все-таки не моего типажа кофты. Черт с ним.
А недавно еще нашел ее дневник и мучаюсь. Да, я вижу ее практически каждый день - но там даже "привет-пока" не пахнет. Другая тусовка, все дела. Когда-то я повел себя неправильно, очень неправильно по отношению ко всем им. А ведь эти ребята до сих пор мне по-своему близки, каждый. И я не знаю, как это изменить. Я помню, как Саша оценила мою первую записанную песню, хотя у нее идеальный музыкальный вкус и моему голосу просто выдали карт-бланш. Помню, как подарил Насте жутко дорогой мне кулон с сердцем. Хотя мы даже не были подругами. Просто... на невысоком мне он не смотрелся так, как на ней. Помню ночные разговоры с Яной обо всем на свете - музыке, литературе, как мы вместе любили читать Алонсо Кехано и доверяли друг другу, да. И как в Юсуповском гуляли, делясь мечтами о будущем. Помню эти "сак э дик" и "ботаааан!" с Мишей. Как пошел на танцевальный концерт к Альбине и твердо решил в будущем тоже танцевать, умею немного, но отточить мастерство для себя, для души. Помню 19-летие у Яны в общаге, как мы курили кальян и было как в песне "друзья" у Люмен. Они мне тогда были важнее, чем девушка, по крайней мере, на тот вечер. Как искренне радовался, когда Родион говорил, что у меня есть шансы стать на уровень Полозковой. Он в поэзии знает толк, как и вообще во всем на свете, похоже. Даже тот недолгий роман с Антоном - сейчас я помню только трек, записанный ему, нежный такой, там еще площадь Мужества с чем-то вроде "люблю тебя до ужаса" рифмовалась, и как мы лежали на кровати у него дома, я утыкался ему в волосы и исступленно гладил, шепча "и как мы раньше друг друга не нашли, за год пока учились вместе". И что мы в парке делали. Почему-то сейчас я ничего не помню про слюнявые поцелуи. Стыдно, ужасно стыдно, что обзывал его, рисовал всякую дрянь... А ее я помню больше всех. Эту зеленую квартиру на Гражданском, коробку с ее прошлым, ее рисунки, ее какую-то особую атмосферу, и то, как мы усы с бородой подрисовали карандашом для глаз, а потом телок по скайпу разводили, и те вещи, о чем мы говорили, и музыка... и рис, и первая книга "Реминисценции", которую она иллюстрировала.
А еще Валя. Это, конечно, вообще отдельная история. Она была первым человеком, кто ко мне подошел в этом универе. Мы подружились, а потом я подслушал разговор Насти и Саши в столовой, где они ее негативно обсуждали, и захотел быть с ними, и предал ее. И как ржал над ее "вэээлл", походкой, голосом, навязчивостью. Сейчас она мой близкий друг, и мне совершенно не важно, что она медленнее ходит и обладает своей манерой речи. Я не понимаю, что бы делал, если бы и она не простила моего предательства. А все, потому что я эгоистичный дибил. Был им, по крайней мере, долгое время. Говорил только о себе, унижал других и использовал лидерство в дурных целях, вот и схлопотал граблями по самое не хочу.
Наврядли кто-то из них наткнется на это, да и толку с этого нет. Все равно уже ничего не вернуть. Я даже не могу сказать ей, что у нее офигенная волчья татуировка и посты в дайри, от которых я сижу и плачу, как идиот.
Больно, очень больно терять людей по своей же вине, и хочется уебать себя, да кому-то еще я нужен.
Вчера ко мне подошла Яна и сказала, что будет болеть за меня на Бабушке Пушкина. Пожалуй, за долгое время в универе я снова почувствовал себя дома. Даже не так. Как человек в эмиграции чувствует вдруг запах из своей родины от куртки случайного прохожего. А еще Мишин айфон. Который он потерял, я нашел и вернул. Вот бы отношения были бы так же возвращабельны, как этот айфон - все, чего я хочу сейчас. Потому что учиться мне с ними еще долго. Они не знают, что я часто захожу на их страницы - тех, у кого я не в черном списке. Смотрю и понимаю, что они по-своему замечательны все и я хотел бы продолжать иметь с ними что-то более общее, чем одна аудитория и сто метров до метро.
Простите меня, мои одногруппники. Я знаю, что вы этого не прочтете, но все-таки. Так отвратно ощущать себя осколком разбитой вазы.

@темы: но, может, тебя и на свете нету

12:47 

Хотя, быть может, вовсе не родилась.

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.

И я не вспомню, что было похоже на день кораблекрушения двух планет.

Спускать бы тебе косу длинную из окна, только косы как не было, так и
нет.К
ровью строчить бы летопись о тебе, только не хватит крови на эту

песнь.Я так долго ждала тебя, и теперь – передо мною ты распростерся весь,

Как разбиваешь в пол новогодний шар с падающими звездочками внутри,
и вылетает светящаяся душа, и огоньком у потолка парит
вместо не приколоченного к стене криво- и кособокого ночника.
Без лучика света в царстве своих теней я уже не смогу. Без тебя –

никак

Не пережить своих тридцати семи, линией предначертанных на руке.

Не воссоздать руин, не создать семьи, вытянуться по струнке в своем
мирке,

Средневековом замке о сотне стен, не позволяющем даже расправить крыл.

Блеск твоего меча, освети мой день, высуши веки, тысячу лет мокры.

треск твоего щита, подскажи, что ты рядом, ты приближаешься, будто

смерч,

С корнем выворачивающий мосты. Я бы своим нарядом обтерла меч,

Алый от крови, пыльный от стен дворца, в котором я полжизни заточена.

Я проживу без матери и отца, чтобы с тобой сражения начинать,

Быть твоей первой леди и гончим псом, вражеский запах чующим за

версту,

А после пить у костра Абрау Дюрсо,

Загадывая на падающую звезду,
Друг друга брать… безжалостно под конвой,
Уснуть, руками прядь твою теребя.
И верить, что Завтра не предоставит войн,
способных отобрать у меня тебя.

И видеть кромку света, под балдахин

Упрятанную кем-то в глухой ночи.

Чтобы мне о тебе не писать стихи,

Не остается поводов и причин.

Заповедь номер ноль:

Не привяжись.

Но даже она

Надо мной потеряла
Власть.
Я так долго ждала тебя. Будто жизнь. Хотя, быть может, вовсе
не родилась.


(с) Стефания Данилова

vk.com/stefaniadanilova


@настроение: хочу к нему.

03:23 

я вошел в новую квартиру и начал новую жизнь

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Походу, рассказ мой сегодняшний уплывет вниз постами.
Дайри как старый друг, с которым не виделся порядочно времени, а потом случайно встречаешь и выливаешь на него ушат воды.
Сухой воды.
Хлесткие аргументы, хрустко сухие факты, и ничерта непонятно.
Никаких СП и даже возраста, хрен, дорогие мои, ХРЕН. Кто не успел - тот опоздал.

Я хочу Лето.
Его. Рядом.
Не надо задавать вопросы на почему и зачем. Надо брать от этой жизни все, пока завтра, на этом месте, меня не собьет автомобиль.

По вызову ебется незнакомый господин.

Три, два, один.

Когда ты везде один - это Сплин.

Ветер с тобой.

Ветер со мной.

Ветер по проводам.

Тающая вода.

Вечер, пахнущий серыми ветками туи, Ниной Риччи, вязаными поделками, Фаренгейтом, вдруг стал шарфом и заснул на моих плечах.

Не просыпайся, пожалуйста.



03:13 

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Почему я умею только молчать?
Мне кажется, что я вырос из своих 17-ти слишком быстро. Менее чем за месяц, и это похоже на... Ну... Самое банальное, это менять весь гардероб. Рукава короткие. Как замыкание. Привет омской птице и попугаю-параноику заодно, пойдем с попугаем попугаем людей и блядей, если паранойя забежит на огонек.

Из стиха мне видно три строчки, хм, я писал таким почерком все правоведение сегодня. Пробовал. Поймал настроение.
Мне противно, если меня не понимают.

В голове строчки.

Если любишь, люби без остатка.
Даже так, как вообще-то нельзя.
Если ешь, так бери то, что сладко.
А смеешься, так смейся в глаза.


03:08 

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Я ПРАВА, А ТЫ ЗАТКНИСЬ

умиляет :crzgirls:

02:49 

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Казахстан, Беларусь, Украина, Москва, хэй, кто больше?


02:08 

еще две тыщи строчек в блоге? типа похуй. (с)

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Я не знаю, счастлив ли я.
Просто Арт невер камз фром хэппинесс, и это тревожит: я катастрофически много пишу. Дело пахнет чем-то алкоголическим, хотя "ни капли в рот, ни сантиметра..."
Я тут так подумал.
Когда он держит меня за руку, я ничего не пишу. Вероятно, потому, что рука занята.
Это, наверное, и есть счастье, а все остальное пролистывать.
Еще, расфасовав все свои стихи, написанные за начало 2012 года, я пришел в благоговейный ужас. Это что-то, чего не может быть. В реальности происходящего меня убедит только одно, но пока там молчат и печатают и, что уж там говорить, даже в дваждыдвачетыре сомневаются.

А еще у меня есть куча секретов, которые я не скажу. Вот.
Засим сворачиваюсь.
Глаза болят. Нехорошо.





02:02 

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Это блядство, писать истории не про себя. Ну сложно мне быть преподом у старшеклассников и любить тридцатилетнего художника с Невского, очень сложно. Но, искусство требует жертв же. Какое-то стихо искусственное получается, нэ?
И вообще, у меня есть паблик, кто не знает: vk.com/stefaniadanilova там достаточно тепло и уютно. Только на моей странице вконтакте временно Посторонним В. Ему там сейчас быть нужнее, чем мне. Книги больше во мне нуждаются.



Мне говорили - похожа на мандаринку.
Волосы были рыжие, как у Пеппи.
Мне пророчили деньги. Мужа из Коста-Рики,
А в итоге сжимаю в ладони пепел.

Ты - художник, тебе тридцатник и данхилл крепкий.
Я ношу рюкзак и шарфы твоего оттенка,
Я вытягиваю на тройки, как в сказке тянули Репку,
Я учитель у старшеклассников. И шатенка.

Я ведь правда, как мандаринка. Меня очистили,
А потом по долькам в чьи-то большие рты.
На мои возражения слышу в ответ "лечись теперь".
Я болею, меня съедает, что это - Ты

Там, на Невском, торгуешь пачкой реминисценций.
Как кого-то встречал, кому-то себя дарил.
У меня внутри - очень большое сердце.
Очень мокрое, ржаво-рыжее.
Мандарин.

А на нем такая наклейка, ну, про Марокко.

- Вот опять себе навыдумывала... Иди ты!
- Сам иди! От тебя совершенно ни капли прока...

И... приятного
аппетита!


@темы: тварьемое

00:40 

Недорисованный круг.

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Нарисуй на бумаге простой кружок.
Это буду я - ничего внутри.
Посмотри на него. А потом
Сотри.

Бродский


Она вспомнила, как за проезд в маршрутке требовали тридцать рублей.

А у нее было много-много золоченых десяток, но в итоге ей пришлось сунуть водителю в ладонь мятую сотню. Потому что она слишком любила коллекционные монетки. Они напоминали ей пиастры, те, что в огромных количествах усыпали песок под затонувшими кораблями, и сверкали, как чешуйки у рыб, если не стали пристанищем для каких-нибудь полипов. В морской жизни она разбиралась сугубо по книгам, смутно помнила лишь, что такое битенг, и то со слов, а еще таила детскую обиду на море за то, что оно унесло ее кота, вылепленного из песка и возвышавшегося на метр ввысь.

Так вот. Мятая сотня значила многое. Много новой мелочи. Новых коллекционных десяток, что-то в честь открытия чего-то, полета куда-то. Она даже не читала эти надписи. Собирала их в потертый кожзамовый мешочек, сама для себя не решив - то ли это на черный день, то ли это маленький вклад в будущее, если ее все-таки отчислят из института за то, что она имеет наглость писать рассказы вместо конспектов. Ведь когда-то эти монетки перестанут выпускать, и они будут иметь куда большую ценность, чем сейчас.

Ведь когда-то и она сама умрет, и, возможно, ее будут ценить больше. Пока что ее рассказы любили читать в узких кругах, публиковали в журналах, просверленных воспаленными катарактическими глазами седых тетенек с бородавками на подбородках, или дяденек, у которых все лицо было в алкогольной гематоме.
Она ничем не умела орудовать, кроме сравнения. И этим напоминала всем математика, который взял формулу и использует ее во всевозможные задачи. Или тупоголового кандидата в охранники, который умело впихивает параллелепипед в треугольное отверстие, и пластмасса прогибается, как мир в песне Машины Времени.
Сейчас она сравнивала эти монетки и слова.

Она держала его за руку - или он ее держал, впрочем, разве это важно. Так считала ее учительница по истории. Ничего не может быть важнее даты разжигания такой-то войны и подписания такого-то факта. Голос учительницы въелся в ее память, как настырный стук печатных машинок, слышать которые она была вынуждена большую часть времени в своей маленькой конторке.

А вообще она не запоминала голоса, этот как-то случайно запомнила. Твердо решила для себя, что произнесенное стальным сопрано слово "милитэр" она запомнит на всю жизнь, чтобы осталось в памяти хотя бы это, если даже такая заметная вещь, как четыре огромных бородавки у подбородка, забудутся.
И, благодаря этому слову, она воспроизводила целые куски текстов, которые могла бы сочинить учительница. Всякий раз, когда она брала кого-нибудь за руку, либо отвечала на поцелуй - в ее ушах звучало это грозное "милитэр", а за ним всплывало: "Ваши мальчики, ваши слезливые романчики на переменах - это все ничто в сравнении с датой установления такого-то соглашения! Вы должны учиться, а не мучиться несчастными любовями".

Неизвестно, почему эта школьная привычка не отпала от нее, как отпадают ороговевшие частички кожи со временем. Привычка думать так, как думает учительница. Ей казалось, что, когда она вырастет до возраста учительницы, она непременно должна быть такой же - с четырьмя бородавками на шее. Не то чтобы она этого хотела, или ее это привлекало - просто это был своего рода шаблон, образец, трафарет, а другие как-то ей не запомнились.

Она хотела сказать ему какую-то нежность, но у нее всегда это не получалось. А если и вырывалось что-то невзначай, то чересчур школьно и заученно, как правило или дата. Как будто каждое слово она писала на доске под пристальным взглядом учительницы по истории, оравшей на нее: "милитэр!" при каждой попытке написать неверную дату. Мел вырывался из становившихся влажными рук, выскальзывал и предательски пытался изображать из себя футбольный мячик, или ее саму. У них с кусочком мела вообще было много общего. Например, то, что они пытались изображать из себя то, чем на самом деле не являются.

А еще оба стирались, исписывались, сходили на нет. Какие-то следы оставались - каждый помнит, что доски невозможно вытереть начистую, у самого края обязательно будет меловая крошка.

Такой крошкой она служила для водителя маршрутки. Этому человеку было глубоко за тридцать, он был черен лицом, тяжел в кости, а в любви ему отчаянно не везло - девушки его страны были слишком похожи на него, а он хотел оттенков посветлее.

Их руки тогда соприкоснулись менее чем на секунду в процессе передачи сотни, но, тем не менее, ему хватило, чтобы вспомнить об этом тепле и невовремя затормозить несколькими днями позднее.

Она так и не сказала своему... А кем он ей приходился, не знали ни она, ни он. Парень? Как-то вульгарно. Молодой человек? Длинновато. Любимый? Она не знала, любила ли его, или он ее. Так получилось, что они притерлись друг к другу, как две детали пазла, которые вроде бы идеально подходят, но все равно не тот выступ, не та вогнутость - и приходится подрезать. А, как известно, порезы часто бывают величиною в пустоту.

Любая семья из 50-х мечтала бы о таком счастье, но, как известно, то, о чем мечтают другие, и не догадывается, что является предметом чьей-то мечты.

Ее губы чуть заметно дрогнули.
- А знаешь... Я...
Она хотела почти искренне признаться ему в любви, и оно уже почти получилось, как если бы начали чертить круг на песке, и весьма успешно, но линия выехала далеко за начальную точку, и получилось какое-то подобие спирали.

- Я сегодня приготовлю что-нибудь особенное. Видела тут один плакат, там так красиво выглядит это блюдо...

Он сказал безэмоционально, будто бы это было частью его рутинной работы:

- Эти блюда, которые ты видишь на плакатах, сушат строительным феном, красят акриловыми красками, мажут вазелином, фотографируют, а потом выбрасывают.

- И их совсем-совсем нельзя есть?

- Совсем. Впрочем, для желающих отравиться полет фантазии безграничен. - Он зевнул. Он явно не принадлежал к желающим отравиться.

- А, то есть как модели, загримированные несколькими слоями штукатурки? - В женских журналах, коими была заполнена вся белая тумбочка у кровати - пожалуй, единственное место, на что можно было уставиться по ночам вместо полупустой комнаты или его приевшегося лица - было очень много про таких. У них были длинные ноги, а в пальцах не было правды. Только дамские сумочки, и ногти, которые, казалось, взрезали своими резкими касаниями воздух.

- Да, да, как они. Давай поужинаем, а потом ко сну, мне не терпится досмотреть свой футбол.

Телевизор у них уже много дней как отключили за неуплату, и он стал еще более неразговорчив - вероятно, потому что его мозговая деятельность целиком и полностью уходила на продюсирование футбольных снов. Она футбол не любила, с тех пор, как в пятом классе увидела открытку с изображением футболиста, у которого оба колена были покрыты сплошными фиолетово-красными синяками, на которые она даже смотреть боялась - не потому, что брезговала либо ее отвращал вид повреждений. А потому что ей казалось - стоит ей посмотреть на это, и футболисту станет еще больнее от одного взгляда, несмотря на то, что это всего лишь открытка. Порой открытки были живее людей. Живее ее сожителя, это точно.

Ах да, она же выходила за него замуж, или он на ней женился, но это тоже было совершенно не важно, потому что, стоило ей повредить руку в процессе готовки, он продал оба золотых кольца и купил старую стиральную машину в комиссионке. С тех пор ее руки больше не были покрыты волдырями прачек от холодной воды, но, раз в мире всему нужна компенсация, то, видимо, холод пришел в отношения, как подкрадывается вор, и замечаешь его появление - точнее, его следы - уже у кассы, когда табло высвечивает зеленым цену, а бумажник пуст.

Когда она резала лук, она плакала и думала о моделях, у которых, наверное, почти нет времени на личную жизнь. Она думала, что все, что хотела бы успеть в жизни - это раздать им по кусочкам своего сожителя, и спокойно заснуть, не проснувшись. Либо устроиться продавать рыбу в ближайшую лавку. Там хотя бы слабо пахнет морем, несмотря на то, что море в тысячах километров, если не десятках тысяч. А еще эта лавка близко, и не придется ездить до нее в маршрутке, не придется сувать водителю мятые сотни и перебирать драгоценные коллекционные монетки. Но потом она вспомнила, что учительница истории живет в двух кварталах от этой лавки, и решила, что меньше всего на свете хочет услышать ее "милитэр".

А потом легла спать, и ей снился футбол, и все футболисты мира подбегали к ней, а она взглядом излечивала их разбитые лиловые колени, чувствовала себя нужной и была практически счастлива.

*

Утром водитель маршрутки застрял в пробке. В машине, притормозившей рядом, сидела девушка, смутно похожая на одну из тех, что водились в его стране. Разве что в несколько раз красивей, и тщательно загримированней. Зачем-то стразы на бровях, даже на волосах. Только эта не водилась. Еще не жила, но хотя бы существовала. Она бросила на него один взгляд, который - нет, не пробудил в нем чувств, но пробудил его самого, и напомнил по скорости соприкосновение ладоней с той незнакомкой, когда-то ехавшей в этой маршрутке... Кажется, до моста. Да, до моста, он точно помнил. Он даже не хотел ее высаживать - ему казалось, что, выйдя из маршрутки, она прямым ходом направится к парапету и спрыгнет в воду, и они сомкнутся над ней, и это будет, в общем, хорошим кормом для газетных уток.

Он сделал движение, будто срывает что-то тягучее с лица, как выплюнутую в лицо жвачку или маску на клею. И резко вдавил на газ, зажмурившись, чтобы выпростать из-под сетчатки то ли девушку, а то ли видение, резко появившуюся в его мыслях, как темные силуэты разных историчек нависают над ученицей, пойманной с поличным, а точнее, с доставаемой из гольф шпаргалкой.

Впереди тоже была маршрутка. Они иногда с ней даже играли в своеобразные догонялки, кто быстрее наберет полное купе пассажиров и двинет. Маршрут у них был один.

*

Ее рассказы по-прежнему читались, но не множились. На похороны не принято приглашать посторонних, поэтому и были-то всего лишь непонятный муж-сожитель и группка так называемых мастеров пера, то ли поклонников, а то ли нет. Во всяком случае, никто никому не кланялся.

Говорили, что авария тогда была огромной. Маршрут, на котором она произошла, взял на себя большую автомобильную нагрузку вследствие огромного потока желающих полюбоваться на крупный модельный показ.

Модели не особо расстроились, кажется.

Проезжая обратно, одна из моделей затормозила машину у места аварии. Разумеется, о катастрофе она знала примерно столько же, сколько об интегралах - то есть, не имела ни малейшего понятия об ее существовании. Что-то привлекло ее взгляд в брусчатке. Блестит? Пайетка? Сережка? Что же, ассоциативный ряд был весьма логичен.

Позже ее модельная карьера была окончена и она волею случая устроилась продавщицей рыбы. А муж-сожитель захотел как-то рыбу в кляре, зашел в лавку, и в его руке оказалась, помимо прочих, золотая пиастровая монетка.

Он вспомнил, что она собирала такие. Напряг офутболенные мозги, он даже извлек из памяти примерное местонахождение кошелька с ними в ее комнате, в которую он не заходил.

Нет, он не хранил память о ней, словно невинность либо шрам, который легко можно устранить несложной операцией. Он сдавал эту комнату, на что и кормился. Конечно же, кошелек давно прибрали к рукам, и кто-то очень сильно обрадовался. Да, кажется, четвертые по счету съемщики очень сильно ликовали в один вечер, был слышен детский смех и какое-то позвякивание, а он дремал - ему снился очередной Спаллетти, почему-то у него было фиолетовое колено, а он орал: ну беги же, беги, почему ты не можешь быстрее, из-за тебя сейчас твоя команда гол не забьет.

Он подошел к окну и выбросил монетку, насколько хватало размаха, в песочницу во дворе.
Потом лег на кровать и сам не заметил, как уснул.
Ему ничего не снилось.


@темы: тварьемое

17:57 

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
14.01.2012 в 17:25
Пишет Caitlin.:

Деньги придите!
14.01.2012 в 15:45
Пишет |maXKennedy|:

ну да ладно.
14.01.2012 в 16:42
Пишет -Kamo-:

Ну чо, всегда полезно :ЗЗЗ
14.01.2012 в 16:03
Пишет MarleeneNord:

:laugh:

div align="right">14.01.2012 в 13:21Пишет evgen1ka:

13.01.2012 в 23:04
Пишет [J]Meave D. Abelone[/J]:

дайримагия, октевацейа!
13.01.2012 в 22:26
Пишет thunder_nana:

13.01.2012 в 19:09
Пишет Унголианта:

13.01.2012 в 08:54
Пишет Марайх:

Вот так я денюжки хотеть
13.01.2012 в 07:24
Пишет Rin Mao:

ХОТЕЕЕЕТЬ!!!!! ДАЙРИ-МАГИЯ РАБОТАЙ!!!! ПОЖАЛУЙСТА!
13.01.2012 в 04:36
Пишет Валенок-сан:

Стипендию на весь семестр, пожалуйста ТТ
13.01.2012 в 01:05
Пишет Мартиша Аддамс:

Пишут ВСЕ
И я тоже такое хочу!!!!!!!!!!!!!!

Заряженная фотография.
Принесет деньги каждому, кто добавит к себе в запись



URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

URL записи

00:36 

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
пошел в жопу, микки маус!

анархияанархияанархия и хаос

меня напечатали с полозковой.
ура,чо.

23:43 

Надеюсь, верую: вовеки не придет ко мне позорное благоразумие.
Когда-то я любил одного человека и терпеть не мог имя его второй половинки (вообще его терпеть не мог), а теперь сам встречаюсь с его тезкой. Ну не ебать жеж?
Но если бы его звали Дмитрий или Антон, анунахуй.


ее волосы пахнут пачулями и больницей с сотворения мира и до сих пор.

главная